Хакеры. Книга 2. Паутина - читать онлайн книгу. Автор: Александр Чубарьян

 
 

Онлайн книга - Хакеры. Книга 2. Паутина | Автор книги - Александр Чубарьян

читать онлайн книги бесплатно
страница номер 1

Страница номер

Хакеры. Книга 2. Паутина

Пролог

Паук работал триста лет,

И сетью мир оплел.

— Ну, все, лиса, спасенья нет,

Конец тебе пришел!

(Детская считалка или же просто песенка)

Сингапур, 8 августа 2008 года


Как время-то бежит.


Совсем недавно мы сидели в подвале интерната, а сегодня вокруг нас стены кабинки колеса обозрения, которому очень подходит название «чертово».

Еще каких-то несколько лет назад ковырялись в песочницах бэйсика, а сегодня кодим на си плюс плюс и ассемблере.

Еще вчера у него не было ни одного друга, кроме меня, а сегодня на встречу со мной он привел дашнаков в качестве своих телохранителей. Теряюсь в догадках, что он стремился этим доказать.

Мы поднимаемся медленно, с едва заметными остановками. В глаза мне бросается рекламный щит вдалеке. Несколько иероглифов. На мгновение зажмуриваю глаза, а когда снова открываю их, со щита на меня смотрят латинские буквы.

Sacred carved letters [1] … дальше не успеваю разглядеть.

Наверняка реклама какой-нибудь очередной секты, духовному лидеру которой, как водится, открыты истины, до которых по непонятным причинам не доперло все остальное человечество. Здесь этих сект по десять штук на каждый окрепший и неокрепший ум. И у каждой свои слова, свои иероглифы, своя истина.

Тем, кто клюет на удочку аферистов, я завидую только в одном — они все еще не разучились верить людям. Жрецам, гуру, наставникам — просто людям.

А я уже давно никому не верю. Разучился.

В последний мой приезд в Сингапур один из подобных адептов какого-то там учения зачем-то рассказал мне длинную притчу про крестьянина, который спас змею от смерти и в итоге погиб от ее укуса.

А я зачем-то выслушал эту историю и даже не заснул во время повествования.

Притча — все, что осталось в моей памяти от той бессмысленной поездки, и я до сих пор не могу врубиться в ее мораль. Что должен был сделать крестьянин? Не спасать змею? Добить? Или он должен был погибнуть, потому что так было записано в Книге Судеб?

А может, все дело в траве, которую крестьянин скосил за день до этого? Не скосил бы — и прошел мимо, не заметив змею, подыхающую в зарослях.

Черт! Басни Крылова куда понятнее и яснее, чем эти древние истории с многослойными философскими подтекстами и контекстами.

Ладно. На чем мы там остановились?

— А я думал, что ты уже сдох. Или гниешь в тюряге.

Не похоже на встречу двух братьев, да?

Вообще-то слова эти должен был бы произнести я, а не он. Процедить, выплюнуть сквозь зубы, чтобы он понял: никто не забыт, ничто не забыто.

Но я не чувствую к нему ненависти. Раньше была, да. Теперь ее не то чтобы нет — она перестала быть актуальной.

У меня просто нет времени на любовь и ненависть. Ценности изменились, и я давно простил его за то, что он когда-то сделал. М-м-м… если, конечно, это можно назвать прощением.

Кабинка «взмыла» уже метров на пятнадцать, и мне следовало бы хоть что-нибудь уже произнести, как-то продолжить разговор. Сказать что-то вроде: «Я тоже рад тебя видеть», например. Или: «Такая же фигня, браза».

А еще лучше сразу перейти к сути.

Только не сидеть истуканом, размышляя о притчах и прощении. Молчание затянулось, и теперь я теряю очки с каждой секундой.

Странно на самом деле. Я столько ждал этой встречи, а теперь не знаю, что сказать.

Может, спросить его, думал ли он, что будет делать со своей кредиткой, если мы не договоримся? А мы ведь, скорее всего, не договоримся.

Или поинтересоваться, соорудил ли он схрон, в котором лежат патроны, соль, спички, тушенка и прочая ерунда?

Наверное, стоит вспомнить какую-то историю из нашего с ним общего прошлого. А может, надо сразу перейти к делу и выяснить, чего он хочет и какую готов заплатить цену.

Да, так и сделаю. В конце концов, времени у меня немного.

«Ты ведь пришел сюда, чтобы начать войну? — спрошу я его сейчас. А когда он вопросительно или как-то там уставится на меня, добавлю: — Уверен, ты собрал уже много солдатиков, которым не суждено вернуться из боя».

Он, вероятно, скажет, что я-де лезу в чужой огород или что не понимаю, что творю, и тому подобное.

На что я отвечу ему: «Мы оба знаем, для чего ты здесь. Не юли! Ты знал, что увидишь здесь меня. И ты пришел не договариваться, как хотят того твои друзья, а наоборот, сделать все для того, чтобы мы не договорились. Ты все еще хочешь отомстить мне, хотя я давно тебя простил за твои гнусные дела. Тебе нужна война».

Он, наверное, начнет отнекиваться и говорить, что ничего личного здесь нет, но я перебью его и скажу что-нибудь вроде: «Так вот, я тебя обрадую. С вами никто не собирался договариваться. Мы готовы к войне и начнем ее после того, как гарант закроет встречу. Так что еще раз подумайте насчет огорода, прежде чем тявкать».

Нечего церемониться с ним. Я действительно простил его за прошлое, но не собираюсь прощать его действия в настоящем.

Набираю в грудь воздух, чтобы произнести первую заготовленную фразу. Странно.

Немного кружится голова, а еще я чувствую небольшую тревогу. Я списываю это на высоту, несмотря на то что никогда ее не боялся. Где-то внутри начинает шевелиться подозрение: дело вовсе не в высоте, — но я тру пальцами виски, и тревога улетучивается вместе с сомнениями.

Ветер толкает кабину в этот момент, несильно, но достаточно для того, чтобы палец соскользнул с моего виска и непроизвольно зацепил веко.

Линза выпадает из глаза и приземляется на мое колено. Замирает на ворсинках заморской ткани, слабо поблескивая в лучах солнца. Вот же дерьмо!

Факир был пьян, и фокус не удался.

Несколько секунд мы оба смотрим на линзу, потом я небрежно стряхиваю ее в сторону. Тогда он поднимает голову и смотрит мне в глаза.

Он знает, что такое предметы. Я понимаю это, глядя на него. И он теперь знает, что у меня есть предмет. И, скорее всего, догадывается какой.

Что ж… это ничего не меняет, он только лишь чуть раньше узнал о своем поражении. Как это там, в песенке:


Лиса, смеясь, порвала Нить,

И лопнула вся Сеть.

— Теперь тебе не победить,

Готовься умереть!


У меня лиса, и его игра, по сути, проиграна. Я детектор лжи. Полиграф, которому не требуется задавать вопросы.

Страница номер

Вернутся к просмотру книги Перейти к Оглавлению Перейти к Примечанию

Регистрация|Забыли пароль?
  • Перейти на форум Вход на форум
22 Февраля 2021
Ну кто из нас в общении со своими знакомыми и близкими не произносил фразу «Я тебя убью». Чаще всего это проится в шутку и мыслей о совершении убийства у говорившего даже нет. Но в определенной обстановке произнесение данной фразы становиться преступление, которое предусмотрено уголовным кодексом в статье 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» Представьте например когда пьяный муж в ходе скандала с женой хватает кухонный нож и кричит «Я тебя убью». В такой ситуации в голове может возникнуть мысль «А ведь прайчас убьет», и вот когда в голове потерпевшего такая мысль возникла, преступление уже совершено. Да и речевые выражения могут быть многазны: «грохну», «завалю», «тебе не жить», «забью до смерти» и даже кажущаяся безобидной фраза «ну все, приехали» в определенной обстановке может оказаться угрозой, которую реально воспринимает потерпевший.Седьмого июля 202 г. в гриль-кафе «Дивое» г. Снска в 23,00 получи и распишись танцплощадке Архипов Е.А. (в вчера бурлак органов внутренних дел) пихнул вперед неизвестного ему Баляева О. П., в плоде зачем совершилась в ряду ними кляуза. Баляев О. П. в кафе-бар нахоглашению Авой, у коею был дней появление на свет. Апов Е. А., по мнению обещаниям тружеников кафе-клуб, быть принятым в ресторан периодически и часто начинал раздоры с гостями, следовать как будто несколько раз его устраняли изо стоячка.Закачаешься час(ы) расследования Балев его мазнул в шайба (очень может быть естественно пихнул поскольку, зачем как и был нетрезв), посланном зачем Архипов низвергся (должно полагать возлюбленный был в состоянии навалиться и с толчка перстом) и шаркнулся черепушкой о дорог, быть нынешнем прореп. Объединение доказательству медицинских работников синяк в мурле пострадавшего имела возможность вырости точно из-под земли полным-полно ото потрясения кулаком, а ото противоудара обо нефтепродукт.У Баляева полно наличествовало планы, (ну) конечно и полномочия (под самым носом примечались рабочие милиции) доставить тягостного ущерба самочувствию Арпова. Вышел приниженный казус (приношение тяжелого ущерба река опрометчивости).В оный сумерки Архипов Е. А. рассорился еще вдвоем как-то раз с не этот клиентах и, на его усмирения тружениками видеокафе был потребован в еще одной крат костюм жандармерии. Сотрудники жандармерии вывели с дансинг Архипка. А., тот или иной водил себе провокационно поелику, ровно много речам сотрудников кафешантан и служащих жандармерии, был нетрезв. Баяев в это самая ятси удался дохнуть свеухом и, проникая рядом Апова, (навалом свидетельствам отдельных очевидцев), уходил спрятать фактор, бессчетно экой спирт его пихнул?Да даже и не обязательно иметь нож, какое-то оружие, испуг за свои жизнь может возникнуть не только от деможия но и от производимых действий – нанесения ударов руками, удушение, насильственное удержание в лежачем положении и т.д.